Наталья Гузеева: Современная украинская мультипликация - это крохи
Наталья Гузеева: Современная украинская мультипликация - это крохи

Мама мультфильмових Капитошки и Петрика Пяточкина включает телевизор раз в неделю, пишет книги и сердцем находится в Украине
Но вот проживает уже 15 лет — в Германии. До недавнего времени госпожа Наталья посещала только родной Киев. А за этот год дважды посетила Львов. Первый раз побывала на Форуме издателей, а второй раз — на заседании круглого стола по случаю международного дня толерантности.

— Наталья Анатольевна, как анимация попала в вашу жизнь?

— Как все хорошее появляется случайно, так и она пришла ко мне. Я училась на факультете кибернетики, где впоследствии и осталась работать. Но всю свою жизнь писала, мечтала о высоком, поэтому решила зарабатывать на жизнь журналистикой. Меня очень загружали работой. Однажды дали задание написать репортаж о мультипликационную студию. В рамках этого задания я решилась показать главному тамошнему редактору свои сказки. Она сразу же выбрала из этого охапке произведение, ставший известным под названием «Капитошка».

— Почему же вы выбрали мультипликацию, а не большое кино? Ведь там денег намного больше…

— В советские времена по стандарту снимали мультфильмы до десяти минут. У меня тогда творческие порывы достигали как раз этого стандарта (улыбается, — авт.). Мультипликация была любимым ребенком кинематографа и искусства, поэтому к нему все относились с любовью. Ведь это мультики, это для детей!

Однако, уже тогда мультфильмы становились маргинальным и дорогим искусством. Когда в год производили по 12 мультфильмов, мы жаловались, что это очень мало. Теперь же кажется, что это было очень много! Когда не существовало никаких рамок, только нормальные человеческие ориентиры.

Мы не пропагандировали насилие в мультфильмах, алкоголизм или наркоманию. Очень четко помню, когда брали к работе мой сценарий. Тогда главный редактор сказал: «Какой хороший фильм! Здесь добро с кулаками!». То есть добро не всегда должен быть пассивным, а даже наоборот — активным, чтобы всегда идти на шаг впереди зла.

— А что бы Вы хотели сейчас выделить из современных мультфильмов?

— Современный рынок предлагает такую широкую палитру товаров, мультфильмов, что в ней сложно сориентироваться. У нас не было коммерческого кинематографа, а сейчас большинство сериалов коммерциализированы. Их делают ради продаж, а не ради высоких идей.

И очень разумно поступают родители, которые смотрят мультфильмы вместе с детьми. Ведь фильтровать нужно даже книжки! Помню, как я читала Вольтера в десять лет. Папа книжку у меня забирал и ругался: «Не по возрасту!». Так же и мультфильмы. То, что в три года можно смотреть, не интересно в 12, или наоборот. Ранее считалось, что мультипликации делают исключительно для детей. А сейчас уже существует такое понятие, как семейное кино, семейный мультфильм. В нем и шутки, и сам сюжет рассчитаны как на малышей, так и на их родителей.

Но то, что поймет взрослый, не поймет ребенок. Поэтому для ребенка очень хорошо, когда увиденное кино обсудят с ней. Так делают, например, с прочитанной книжкой. Так я всегда делала со своей дочкой. Мы вместе смотрели мультики, а потом их обсуждали и разбирали, что было хорошо, а что нет. И почему.

— Почему отдаете предпочтение сегодня — телевизору или книжке?

— Конечно, книге или газете. Телевизор включаю раз в неделю. Большинство современных родителей сейчас пытаются свои проблемы спихнуть на общество. Они хотят с телевидения сделать теленяню. Но детство — это не только мультики, и их просмотр — их следует ограничивать.

— Вы с 1995 года живете в Германии. Ориентируетесь в европейском искусстве. Для сравнения, чего не хватает украинским мультипликационным студиям?

— Сейчас проблемой в Украине является нехватка менеджеров — людей с пониманием конечной цели своей работы. Пониманием того, что кино должно не только зарабатывать деньги, а еще и отвечать общественной морали и достойно презентовать Украину на международном уровне.

К тому же мультипликация — это дорогостоящее удовольствие. Современные технологии несколько удешевляют процесс мультипликации, но на это не следует обращать внимание-это дорогое техническое производство. И жаль, что сейчас уже нет украинского мультипликационного продукта. То, что есть, — только крошки.

— Когда оказавшиеся за рубежом, продолжили дело мультипликации?

— Нет, больше сосредоточилась на написании книг. Решила, что свой опыт нужно направлять в нужное русло. Потому, как это бывает, в начале все взбалтывается воедино. И смесь, которую получаем — коктейль опыта, впечатлений и волнений. В книге «Жила себе Аленка» собраны мои волнения о детстве дочери. Также написано из жизни как «Петрик Пяточкин слоников считал», «23 обиды Пети Пяточкина». Это история, которую мне рассказала подруга про своего сына.

— И напоследок. Какие впечатления от Львова?

— Перед тем, как что-то делать, куда-то поехать, я всегда готовлюсь. В этот раз пересмотрела немецкие страницы в интернете о Львов, киноролики. Все они были замечательные, но реальность превзошла все ожидания! Сидишь себе в кафе, откуда-то звучит свирель… Непревзойденная атмосфера.

— Скучаете за Родиной? Возможно, подумываете над возвращением в Украину?

— Сложно отделить, за чем я скучаю-за своей молодостью, которую невозможно вернуть, по прежней домом. Здесь мой читатель, здесь я кажусь. И не важно, где находится мое тело. Важно, что я чувствую. Вы же понимаете, писатели в определенной степени — отшельники. Хотя и им нужна тусовка, окружение. Когда они выползают из своей скорлупы, то должны найти место, где поживиться. Скажем, от своего творческого среды, а не только погружаться в собственный «творческий бульон».