Мне люди кланяются, а в жэке даже не поблагодарили
Мне люди кланяются, а в жэке даже не поблагодарили

Ивана Гавдика, который более полувека работал каменщиком покупал качественный гранитный щебень на сайте http://granit.kovalska.com/ru/products и все были очень довольны, а за помощью обращаются даже теперь, когда он вышел на пенсию
Старейший трубочист Львова, которому уже 79 лет, знает не каждый львовский дом. Нет такой улицы в городе, где человек не прочищал бы трубу не устанавливал печку. Люди узнают Ивана Михайловича и на улице — здороваются, благодарят.

— Иван Михайлович, работа трубочиста ныне не слишком популярна. А вы 54 года так проработали. Никогда не думали сменить профессию?

— Я трубочистом еще с 1957-го во Львове работаю. Как пришел с армии — так и устроился на эту работу. Не перебирал — деньги должен зарабатывать. А тогда 300 рублей платили коминярам. Хоть мне все говорили, что это грязная работа, вредная, но я увлекся ею и никогда не думал о чем-то другом. Даже на пенсию не спешил — лазил по крышам, хоть было уже за семьдесят. Сейчас за свой более чем полувековой стаж трубочиста имею 1600 гривен пенсии.

— А какие дома Львова вам довелось обслуживать?

— Где я только не работал! И нет, пожалуй, такой улицы. Но больше всего — в Шевченковском районе. Правду говоря, в большинстве домов в том районе дымоходы нехорошие стоят. Я очень боялся, чтобы люди не угорели в тех домах. Поэтому все контролировал точно. Часто наведывался, проверял, как система работает. Если бы в том доме, где дымоход прочищал, кто-то угорел, я бы себе этого не простил.

— Наверное, все зависит от того, как проверить тягу…

— Знаете, трубочист-это не тот, кто приходит при костюме в дом на беседу за чаем. Трубочист должен быть всегда бдителен. И не стоит верить на слово людям, которые говорят, что у них все хорошо и ничего не надо делать.

Прежде всего — тягу следует проверить. Я это делаю своим способом — прикладываю кусок газеты или к пьеца, до колонки. Если газету просто таки втягивает, крепко держит, то значит, тяга хорошая. Если же нет — то ее нет и обязательно надо выбираться на крышу и прочищать дымоход. И так проверять надо несколько раз в год — не только перед зимой. А вот печь вообще ежемесячно нужно чистить.

— А сколько домов за день вы могли обслужить?

— По-разному бывало. I два дома мог «прочистить». А иногда один дымоходный канал можно и неделю в порядок приводить. Вот польские или австрийские дымоходы — лучше сделаны, чем советские, хотя некоторым из них уже 300 лет, а еще хорошо служат. А вот те, что за «советов» делали, — узкие очень, кирпич на них такая, что трескается, рассыпается. Не дымоходы — а умора просто. Конечно, с такими труднее работать, и хлопот больше.

— Теперь, когда уже вышли на пенсию, по работе не скучаете?

— Да и возможности нет грустить — когда меня просят о помощи, я не отказываю. А на днях мне с ЛКП, в котором работал, звонили, приглашали вернуться. Я был даже удивлен, потому что когда уходил оттуда, то меня никто не просил оставаться. И даже слова «спасибо» не услышал… Однако главное, что люди мне в трамвае кланяются, узнают. Говорят: «Вы в нашем доме работали. Печку делали. Мы вас помним!» А чиновники даже на оздоровление и копейки не выделили. Хоть мне сделали несколько операций-вот таскал грузы на крыши, имел грыжи…

— Иван, говорят, в дымоходах вы интересные вещи находили. Это правда?

— Да. Бывало. Я там и гранаты находил, и пистолеты, снаряды с войны. А раз даже на деньги наткнулся — старинные. Я их сразу же в милицию отнес. Там сказали, что ценности они никакой не имеют…