Михаил Демцю один из самых ярких Львовских художников
Михаил Демцю один из самых ярких Львовских художников

Народный художник Украины Михаил Демцю празднует 60-летие
Его называют одним из самых ярких львовских художников. Причем в буквальном смысле этого слова. Картины Михаила Демцю просто излучают цвет. Особенно — красный.

А в эти дни народный художник Украины отмечает юбилей. Колоритном львовянину исполняется 60 лет…

— Михаил Иванович, 60 — это «уже» или «еще»?

— В спорте то «уже», а в искусстве — думаю, «еще». (Улыбается). По крайней мере, если брать за пример такие фигуры, как Пикассо или дали. Поэтому, надеюсь, как минимум десять лет я еще плодотворно работать.

— А зимой проводите в мастерской больше времени, чем летом?

— Зимой я действительно работаю больше. Когда на улице холодно, то и не очень хочется выходить на улицу. Зато летом, когда солнечно и тепло, возникает желание не сидеть дома, а куда-то поехать. Вот я и езжу, собираю материалы, фотографирую, рисую маленькие этюды, а потом в мастерской их увеличиваю.

В свое время я много ездил во Францию, а теперь больше — в Испании. Однако не для того, чтобы ходить по тамошним музеям или бродить по улочкам городов. Наоборот — отправляюсь туда, где меньше цивилизации и людей. На берегу океана или моря, где особенный воздух и много пространства, можно сидеть часами… Вот так «надихнешся» летом, а потом зимой тем вдохновением живешь и работаешь.

— Тот насыщенный красный цвет, который доминирует во многих ваших картинах, это у вас, случайно, не отголоски испанских впечатлений?

— Да нет. Красный цвет на самом деле — с Карпат. И я его активно использовал еще задолго до интереса Испанией. Кстати, когда однажды я показал известным тамошним художникам, которые встречались и выставлялись еще с Пикассо, своих красных гуцулов, они спросили: «Это ты Испанию рисовал?» (Улыбается). То есть испанцы восприняли те работы, как что-то свое… Для меня красный цвет — это прежде всего энергия!

— У вас никогда не возникало желания эмигрировать на Запад?

— В девяностых годах, когда я часто ездил во Францию, остаться там было просто. И многие из «наших» так и сделал. Теперь я иногда встречаю их в Париже, Реймсе или Франкфурте и убеждаюсь: хорошо все-таки, что я не поступил так же. Ведь эти художники были известными во Львове и даже в Украине, а сегодня они… На Западе их никто не знает. Абсолютно. А если тобой никто не интересуется, то и творить неохота. Поэтому я считаю, что ездить по миру надо (иногда я по полгода путешествую за границей), но потом возвращаться и искать себя здесь, дома.

— В Киев не хотели перебраться?

— В Киеве я часто делаю выставки-и в галереях, и в музеях. Однако жить в столице больше чем на два-три дня почему-то не могу. Знаете, Киев — очень советский город. И сталинская архитектура делает его похожим на другие города СНГ. Например, Минск… А сидя в кафе в центре Львова, можно представить, что ты сидишь в каком-то городе Европы. (Улыбается).

— Художники любят оперировать цифрами с аукционов и рекордами, поставленными на них. Каковы ваши личные ценовые рекорды?

— 20 тысяч долларов. И это вполне реальная цифра. А то, знаете, как бывает: некоторые художники подговаривают друзей, чтобы те за бешеные деньги купили их работы на аукционе. На самом деле все это организовывается для пиара и деньги потом отдают. (За исключением тех процентов, которые берет аукцион). Я таким вещами не занимаюсь!